k-juice

Топлес лето с Пабло Пикассо


Сейчас мы с вами перенесемся в яркое и жаркое лето 1936 года, чтобы провести отпуск на Французской Ривьере с Пабло Пикассо и его международной группой друзей в отеле Vaste Horizon, скромном пансионе, расположенном в старом городе Мужен. Лабиринт уютных комнат и внутренних двориков станет летним домом для ансамбля единомышленников и креативщиков, радикальных художников-сюрреалистов, в том числе Ман Рэя, Жана Кокто, Доры Марр, Макса Эрнста, Леоноры Каррингтон, Поля Элюара, его жены Нуш и Ли Миллера. Множество любовных треугольников возникло бы по мере того, как эти разносторонне одаренные, сверх элегантные личности выжимали каждый кусочек удовольствия из каждого залитого солнцем дня.

Когда впервые Пикассо приехал в отель Vaste Horizon, он тот час же приступил к покраске стен в своем номере, но на следующий день владелец отеля сказал ему замазать его работу белой краской. Но именно эти стены отеля стали очевидцами страстного любовного романа между Пикассо и изысканной Дорой Маар.

Их связь, которую часто называют величайшим любовным романом в истории художника, продлится почти десять лет. Маар бывшая любовница Ман Рэя, он приехал прошлым летом на Лазурные берега со своей новой возлюбленной и музой, потрясающей, энергичной молодой танцовщицей из Гваделупы по имени Адриенн ‘Ади’ Фиделин.

отель Vaste Horizon


Герои в отпуске:


Пабло Пикассо  — Испанский и французский художник, скульптор, график, театральный художник, керамист и дизайнер. Пикассо стал самым дорогим художником в мире и произвел огромное влияние на изобразительное искусство в 20 веке. В музее современного искусства г. Нью-Йорк хранит более 20000 изображений. Пабло скончался через 37 лет, после жаркого лета на Vaste Horizon в 1973 году, ему на тот момент исполнилось 91 год. Счастливая жизнь!



А Дора Маар являлась влиятельной музой Пикассо, французский художник и фотограф. В момент своего знакомства в 1935 году, Пикассо и Маар уже были состоявшимися людьми в мире искусства. Она работала фотографом на киностудии Billancourt Studios. На тот момент Пабло её был старше на 26 лет. Это не помешало их роману длившийся целых 8 лет. Умерла в Париже, в возрасте 89 лет.

«Элизабет» Ли Миллер Американская красавица, аристократка, фотограф и фотожурналист  приехала со своим будущим мужем в солнечный отпуск   (британским коллекционером Роландом Пенроузом), но всего за несколько лет до этого она и Ман Рэй, как известно, были безумно влюблены друг в друга в Париже. А еще был поэт-сюрреалист Поль Элюар и его жена Нуш, они позировали обнаженными для Ман Рэя на фотографиях, опубликованные в журнале вместе с любовными стихами ее мужа. Трое друзей образовали тройку как в профессиональном, так и в частном порядке; Фильм Мана Рэя «Un été à la Garoupe» более чем намекает на сексуальные интрижки и забавы между нимфоподобным Нушем Элюаром и его собственной компаньонкой Ади Фиделин.

Ли Миллер


Кстати говоря:  Элизабет Миллер (Ли Миллер)  американский модный фотограф, фотомодель с обложки «Vogue». В 38 лет позировала для знаменитой фотографии в ванной Гитлера, сама в жизни фотокорреспондент и также снимавшая в ходе конца второй мировой войны освобождение концлагерей Аушвице и Дахау. С 1929 была ассистенткой, музой и моделью Мана Рэя в Париже.  В 1977 году, ей исполнилось 70 лет.



Ман Рэй французский и американский художник, фотограф и кинорежиссёр, представитель сюрреалистической фотографии и фотографии Нового ви́дения. В 1976 году ему исполнилось 86 лет.

Man Ray and Ady Fidelin

Круг друзей замкнулся тогда, когда Пикассо нашел музу Нуш, которая вошла в историю как свободно летающая как душа, особенно когда дело касалось ее сексуальности, и написал множество ее портретов в 1936 году. Пара даже наслаждалась кратким романом с согласия Пола. Вместе эта группа сюрреалистов участвовала в безумном, пьянящем творческом коктейле из солнца, моря и секса в период между 1936 и 1937 годами.

Это лето в Мужене никогда больше для них не повторится (Муже́н — город и коммуна на юго-востоке Франции в регионе Прованс — Альпы — Лазурный берег). Предстоящая за несколько лет вторая мировая война, всеобщая обстановка, эти времена, они никогда больше не смогут собраться вместе. Надвигались мрачные дни — весь мир переживет величайшую катастрофу нацизма. Радость свободного общества конца 30-х годов закончится только спустя 30 лет, мир вздохнет полной грудью. Ман Рэй, не только одержимый женщинами, он обожает фотографию, этот свет от солнца и ярких бликов на коже, он  запечатлел на фотоснимки эту телесную связь необыкновенного круга его друзей;

“У меня было несколько цветных пленок Кодак. Мне было интересно запечатлеть нашу дружбу и отношения. Говорит Ман Рэй.

Я хотел запечатлеть несколько недель не просто нашей жизни, а то, как мы были настоящими друзьями, получали настоящее удовольствие от любви и секса. Мы были настоящей творческой командой. Кто бы мог подумать что всего через 3 года после этого отпуска, мы больше никогда не сможем себе такое позволить, начнется война.
Мужен расположен на холме, мы убежали из Парижа на ослах, вдыхая запахи сосен и оливковых деревьев”.

Короткометражный фильм Un été à la Garoupe изысканно передал дух удовольствия и его одержимость светом в форме…

Конечно, сюрреалистическое движение в значительной степени затмило роль женщин. Статус между этими безумно творческими личностями был не только чреват проблемами взаимоотношений, но и имел неприятный подтекст гендерного неравенства. Талантливых женщин, таких как Дора Маар и Нуш Элюар, позже будут называть «компаньонками» или «музами», их творческий вклад часто упускается из виду или принижается, а художественный вклад «экзотической» модели, такой как Ади Фиделин, намеренно забыт сюрреалистами. Об Ади Фиделин Ман Рэй сказал: “Она не дает мне впасть в пессимизм. Она делает все: чистит мои ботинки, готовит мне завтрак и рисует задники на моих больших холстах”. Как движение, в сюрреализме, особенно в самом начале, доминировали мужчины, в то время как их коллеги–женщины были низведены до роли музы, модели или любовницы.

Все эти люди уникальны, каждый из них в своем роде. Например, Нуш Элюар, которая была цирковой артисткой до того, как встретила Поля Элюара, сама стала художником и создала серию сюрреалистических коллажей, которые позже были ложно приписаны ее мужу (что произошло только в 1970-х годах, через несколько десятилетий после ее смерти). Плодотворная карьера Доры Маар также почти пошла прахом – в то время как она руководила рекламной студией вместе с арт-директором Пьером Кефером, ее работу часто неправильно приписывали ему. Подобно Нушу Элюару, который храбро работал на Французское Сопротивление во время нацистской оккупации Франции во время Второй мировой войны, Дора Маар также преследовала политические цели вне искусства и была активным членом Contre-Attaque, антифашистской группы, возглавляемой бретонцем и писателем Жоржем Батаем. Ли Миллер вместе с Ман Рэем заново открыли фотографическую технику соляризации, а Жаклин Ламба, близкая подруга Фриды Кало, сама по себе была исключительным художником.

Представьте себе пляж, полдень, жара. В 15 минутах езды от Мужена до белого песчаного пляжа «Ла Гаруп» в Антибе был их ежедневный ритуал паломничества. Днем они нежились на солнце, смазанные маслом тела в обтягивающих купальниках (или топлесс), а ночью они дерзко ухаживали в местных барах и ресторанах друг за другом, дразня границы распущенности своими либеральными взглядами на искусство и любовь, секс.

Работа и игра были неразрывно переплетены, поскольку они были моделями и музами друг друга, позировали для фотографий и вместе создавали произведения искусства. Интенсивность их отношений, похоже, привела к безумию их работы. Как художники, работающие во всех средствах массовой информации, они чувствовали себя обязанными попытаться запечатлеть эти драгоценные моменты по-своему.

Пикассо, играя в Мужене, смог сформулировать, возможно, свое величайшее произведение «Герника» в 1937 году — разрушение баскского города нацистами. Складывается впечатление, что это чувственное, все дозволяющее и декадентское лето подпитывало всех творческих людей, которых тянуло к ненасытному коктейлю из солнца, моря и секса, и что все они эволюционировали из него, так или иначе, обогатившись. Знойный декаданс и божественные удовольствия плоти, коллективное творческое вдохновение и дух товарищества были неотъемлемой частью этого мифического довоенного пляжного лета — игра была работой, боль была удовольствием, а работа была игрой.

Текст: Константин Мищенко @meduzakos

Scroll Up